Война политиков с судейскими вышла на новый уровень: Израиль в фокусе

Война политиков с судейскими вышла на новый уровень: Израиль в фокусе
Пост опубликован: 13.01.2020

Отношения политической и правоохранительной систем в Израиле больше напоминают войну, при этом любая сторона провозглашает собственной целью защиту демократии.
Бывший глава Верховного суда Аарон Барак: «Мы сражаемся за израильскую демократию, которая располагается в печальном состоянии». Противником демократии бывший-судья считает популизм и диктатуру большей части, которая посягает на права личности и самостоятельность судебной системы. Несложно осознать, что под большинством тут предполагается политическое управлениекоторое пришло в руководству методом голосования.

По воззрению Барака и его единомышленников, конкретно политики наносят вред принципу главенства закона, пробуют подчинить для себя правоохранительную систему и противопоставляют ей народовластие. Судьи и прокуроры стают жертвами этой ситуации.
На обратной стороне тоже говорят о диктатуре — но на этот раз о диктатуре правовой системы, которая желает управлять политической повесткой, ограничивая власть представителей народа, что представляет очевидную угрозу демократии.

Подобные мысли звучали, к примеру, на демонстрациях приверженцев Биньямина Нетаньяху, которые обвиняли прокуратуру в фабрикации дел против политиков, нежелательных правоохранительной элите.
На чьей же стороне правда в данном споре? И кто из спорщиков вправду защищает демократию?
Демонстративно, что конкретно с Аарона Барака, возглавлявш?? Верховный суд с 1995 по 2006 год, началась эра так называемого судебного активизма — воздействия суда в политику исполнительной и законодательной власти, что нередко завершалось запретом либо отменой той либо другой начинания Кнессета либо кабинета министров.
Идет речь не о законе, а конкретно о принципе: БАГАЦ и ранее имел право налагать запрет на политические решения, но с возникновением активизма это стало системой. Так как Верховный суд обычно тяготел к левым взорам, а с 1996 года Израиль практически всегда (с маленькими перерывами) возглавляло правое правительство, это противоборство почаще всего носило идейный характер и выходило за рамки защиты закона и гражданских прав.

Политическая система усердствовала противодействовать этому давлению, но не чрезвычайно удачно — сначала поэтому, что в рядах политиков, в отличие от арбитров, никогда не было единодушия, к тому же кабинету министров приходилось учесть мнение оппозиции. Более либо наименее согласованная нападение на сотрудников правоохранительных органов началась только с воцарением в 2015 году «самого правого в истории» кабинета министров Израиля.
Вот тогда Айелет Шакед попробовала поменять практику назначения верховных арбитров и достигнуть включения в их количество уполномоченных лиц правого лагеря. Вообщем, и до нее подобные попытки предпринимались, но прокуратура пускала в ход свое непобедимое орудие — расследования против политиков, которые намечали судебную реформу: Яакова Неэмана, Хаима Рамона и остальных.
А именно, за плечами работающего главу Реувена Ривлина — насыщенное прошлое из целых 7 расследований, из-за которых он в свое время не сумел получить пост руководителя Минюста. Скоро после чего все дела были в короткое время закрыты за отсутствием виновности. Сейчас данный казус нередко приводят как пример давления на политиков.
Напряжение меж 2-мя ветвями власти достигнуло высшей точки, когда кризис в политической сфере из-за невозможности сделать правительство совпал с решением о предоставлении обвинений главу правительства. Расследования по делам Нетаньяху привели к тому, что война меж политиками и судейскими вышла на новый уровень — она стала очевидной и открытой и в нее врубились даже широкие массы. Не случаем на демонстрации в защиту Биби звучат политические лозунги против воздействия судов в деятельность кабинета министров.

Лидеры правого лагеря не скрывают, что считают нужным кардинальным образом ограничить возможности Верховного суда и правоохранительной системы в общем: подчинить ее политическому управлению либо как минимум легализовать положение, при котором за кабинетом министров остается последнее слово. К примеру, глава министерства транспорта Смотрич разразился яростной репликой в адрес суда в Нацрате, запретивш?? гендерное разделение публики на религиозном выступлении в Афуле. Смотрич назвал судебную систему «идиотической» и дал обещание войти в новое правительство только при условии, что «светскому (читай: судебному) диктату» будет положен конец.
Сменивший Шакед руководитель Минюста Амир Охана со собственной стороны попросил к «конструктивной критике» судебной системы. В собственной речи на мероприятии коллегии адвокатов Охана достаточно прозрачно сделал намек на то, что указанная система принимает всякую критику как выпад против закона.
Сотрудники правоохранительных органов тоже смыкают ряды, чтоб не допустить настолько небезопасной для них судебной перемены, в особенности возможной, если в Израиле опять покажется правая объединение. Государственный прокурор Шай Ницан даже обратился к своим бывшим сотрудникам с просьбой защищать доброе имя прокуратуры в условиях обвинений в средства массовой информации. Однако основным средством борьбы остается компромат, который сотрудники следственных органов собирают фактически на каждого влиятельного политика, чтоб иметь возможность давить на него или вывести его из игры.
Лишь сейчас указано предъявить обвинения руководителю Министерства МВД Арье Дери — в финансовых преступлениях, руководителю Министерства труда и общественного обеспечения Хаиму Кацу — в мошеннических действиях и в нарушении публичного доверия, заместителю руководителя Минздрава Яакову Лицману — в обмане публичного доверия и предложении взятки. Про трибунал, который грозит Нетаньяху, и говорить лишне. Уже нереально осознать: или большая часть наших политиков — коррупционеры и аферисты, или правовая система нескончаемо фабрикует дутые дела, тратя на это экономные средства. И кому из них мы можем доверять?

На самом деле это всего только борьба элит: политической и судебной. В демократическом государстве эти различные и независимые между собой ветки власти, любая по-собственному, работают на пользу общества. Однако когда они начинают биться за власть меж собой, позабыв о собственном прямом назначении, и тогда демократия, и благо общества отступают на 2-ой план. (mignews.com)

Портал 9tv.co.il предал гласности аналитическую статью Йорама Этингера, генконсула Израиля в Техасе, лектора по вопросам американской политики Еврейского Института в Иерусалиме, под заголовком «Антиамериканский исламский терроризм — наследство Джефферсона».
Иранские аятоллы и их подчинённые — «Хизбалла», «Исламский джихад» и ХАМАС представляют собой волну исламского террористической деятельности, который охватил Ближний Восток, прежде всего мусульманские общества, с VII века охватившего Европу, Азию, Африку, Южную, Центральную и Северную Америку.
Практически большая часть мусульманских режимов пришли в руководству — либо утратили её — в итоге насилия, подрывной работе и террористической деятельности, как не так давно показали «арабское цунами» и гражданские войны в Ливии, Сирии, Ираке и Йемене.
А также, были убиты трое из первых четырёх халифовкоторые пришли на замену Мухаммеду: Умар ибн Абд эль-Каттаб (644 г. н. э.), Усман ибн Аффан (656 г. н. э.) и Али ибн Абу Талиб (661 г. н. э.).
Антиамериканский исламский терроризм был неразделимой чертой истории США с 1776 года, о чём говорят последующие деятели США, которые не были безудержны политкорректностью 2019 года.

К примеру, в 1786 году будущие руководители Джон Адамс и Томас Джефферсон, потом послы США в Англии и Франции, доложили Конгрессу о сообщении представителя мусульманских пиратов Триполи, Берберия, в каком была изложена причина враждебности мусульман по отношению к Соединенным Штатам Америки:
«Ислам был основан на законах Пророка, как написано в Коране. Мусульмане имели право и долг воевать с ними, где бы они ни находились, и порабощать их. Каждый убитый в битве мусульманин непременно был должен попасть в Рай. Откупные, которые выплачиваются Америкой, обеспечат некое временное снисхождение…»
На протяжении 1801−1805 годов президент Джефферсон направил ВМС США и морских пехотинцев в Триполи, победив мусульманских пиратов и освободив всех рабов США.
В 1830 году, основываясь на своём исследовании истории и большом опыте в области межгосударственных связей, президент Джон Куинси Адамс написал (после собственного руководства и ранее собственного избрания в Палату уполномоченных лиц) о своём восприятии более ранешнего издания столкновения цивилизаций: «Заповедь Корана — это нескончаемая война против всех, кто опровергает, что Мухаммед является пророком Бога… Заповедь распространять мусульманское исповедание клинком постоянно обязательна. Заповеди Пророка могут быть выполнены идиентично при помощи обмана либо силы…»

В 1830 году доктор Нью-Йоркского института Джордж Буш, прапрадед Дж. У. Буша, предал гласности книжку «Жизнь Мухаммеда»: «Мухаммед дал обещание облачения из шелка, мраморные дворцы, рощи и фонтаны и прекрасных девственниц тем, кто сражался за веру… предлагая своим противникам кандидатуру: Коран либо клинок (стр. 155−156)»; «Капля крови, которая была пролита в Божьем деле, более полезна, чем два месяца поста и молитв. Кто бы ни пал в данной битве, его грехи прощены… и утрата его конечностей будет заменена крылом ангелов (стр. 103−104)».
В 1916 году президент Тедди Рузвельт писал: «Всюду, где мусульмане имели полное воздействие, где христиане не могли противодействовать им клинком, христианство в конечном счёте исчезало… Если б народы Европы… не владели военным равенством и равномерно возрастающим приемуществом над мусульманами, вторгшимися в Европу, Европа в это время была бы мусульманской, и христианская религия была бы уничтожена…»
Соответственно, аятоллы Ирана определяют США как величавого сатану, головного неприятеля ислама, мегапрепятствие на пути к достижению мега-цели — преобладанию в Персидском заливе, на Ближнем Востоке, в Африке, Азии, Европе и за её пределами в целях иметь каждый проамериканский арабский режим. В 1979 году — в качестве ответа на удар главу Джимми Картера в спину шаха Ирана и помощь приходу в руководству аятолл — аятоллы атаковали американское посольство в Тегеране, взяли его в пленники и начали длительную кампанию антиамериканского террористической деятельности. Они верно посчитали монументальный жест/умиротворение США как признак беспомощности.
В итоге, скидки жульническим режимам добавляют масла, но не воды к пожару террористической деятельности, что аналогично показано после исторических уступок Израиля в 1993 году (Соглашение Осло) и 2005 года (разъединение Газы) палестинским экстремистам, привевш?? к беспримерным волнам противодействия антиизраильского террористической деятельности.
К примеру, в апреле и октябре 1983 года исламские боевики террористической группировки подорвали главный офис американского посольства и казармы морской пехоты в Бейруте (300 человек погибли, также 258 американцев), тогда как США интенсивно пробовали приостановить преследование израильтянами боевиков ООП в Ливане.

В декабре 1988 года, — спустя несколько суток после драматического признания США ООП экстремистской группировкой, — исламские боевики террористической группировки подорвали самолет Pan Am 103, убив всех 243 пассажиров и 16 участников команды, в дополнение к 11 жертвам на земле.
В конце лета 1998 года, тогда как президент Клинтон оказал ожесточенное давление на Израиль, чтоб он пошел на последующие скидки палестинцам, исламские боевики террористической группировки подорвали американского посольства в Кении и Танзании, убив 224 человека.
В октябре 2000 года, — когда глава правительства Израиля Барак и президент Клинтон предложили палестинцам беспримерные скидки, — исламские боевики террористической группировки подвергли бомбардировке корабль США «Коул» в йеменском порту Аден, убив 17 американских моряков.
Однако большая часть мусульман не являются боевиками террористической группировки, большая часть планировщиков и исполнителей террористической деятельности — мусульмане. Они движимы не рвением повысить собственный уровень жизни, торговый баланс и свободу, а нетерпимой, карательной и страдающей манией величия идеологией XIV века:
ислам является единственной легитимной религией, божественно созданной для правления;
обитель «неправильных» обязана подчиняться обители «верующих» неоспоримо, умиротворенно либо в итоге войны;
джихад (священная война) должен проводиться от имени ислама, гарантируя каждому вояке 70 девственниц в раю;
терроризм ориентирован на то, чтоб испугать «неправильных» гражданское население;
соглашения с «неправильными» представляют собой необязательные временные соглашения о окончании огня и перемирии, но не конец конфронтаций, которые должны быть отменены после того, как «верующие» восстановят достаточную огневую мощь; и скрывание является легитимной стратегией, направленной на то, чтоб ввести в заблуждение и одолеть «неправильных».
В битве против иранских аятолл и остальных исламских боевиков советуется провести изучение прецедент главу Томаса Джефферсона и неполиткорректные заключения доктора Джорджа Буша и президентов Джона Куинси Адамса и Тедди Рузвельта, понявш??, что леопарды не меняют свои места, а лишь свою стратегию!
(Источник на британском: The Ettinger Report.)